USD: 25.5   EUR: 29.93   RUB: 0.43
Небольшая облачность

35°C

Покровск

Небольшая облачность

vkontakte shkvarkirss shkvarkiodnoklassniki shkvarkif shkvarkiemeil shkvarki
   (099)778-69-78
(063)829-08-06
info@shkvarki.org

В Торецке женщину-предпринимателя лишили бизнеса после смерти мужа Избранное

Суббота, 11 марта 2017 08:48

Эта история случилась в маленьком поселке Новгоро́дское Донецкой области.

Он и она, оба предприниматели, работали и жили в любви под одной крышей 26 лет. А когда мужчина умер, сразу нашлись желающие отобрать у женщины действующий бизнес. Сначала забрали все деньги из сейфа, находящегося в арендованном ею помещении. Потом самовольно реализовали имеющуюся на предприятии продукцию и металлолом. Финалом стало решение женщины отказаться от бизнеса и закрыть ЧП.

Об этом случае в редакцию новостного портала shkvarki.org написал работник предприятия, на котором и произошли все вышеописанные события. Занимая пост главного энергетика, он был в курсе всего происходящего, но не мог ничего изменить, поскольку на ход развития событий оказывали свое влияние силовые структуры. Вот его рассказ:

«В мае прошлого года умер частный предприниматель Жуков Юрий Михайлович, очень уважаемый житель нашего посёлка. Занимался он производством подсолнечного масла совместно со своей гражданской женой Орел Антониной Ивановной. Юрий Михайлович был ФЛП на общей системе налогообложения и плательщиком НДС. Он работал, в основном, с юр. лицами и плательщиками НДС, используя только безналичную форму расчётов. А Антонина Ивановна работала на упрощённой системе налогообложения, что позволяло ей вести торговлю за наличный расчёт и без использования РРО. Основная часть продукции (и соответственно денег), проходила именно через ее ФЛП. Большая часть клиентов Орел А.И. – физ. лица и мелкие фермеры, выращивающие небольшое кол-во семян подсолнечника, и мелкие оптовики, торгующие на рынках. Также она торговала подсолнечным маслом в розницу в специально оборудованном помещении маслоцеха. Данная схема является абсолютно законной и используется многими субъектами хозяйствования.

На ФЛП Орел А.И. были оформлены все необходимые документы, в том числе договор аренды на помещения и оборудование маслоцеха, где продавалась и хранилась готовая продукция.

По документам получалось, что основной доход получала Антонина Михайловна. Зарплату работникам выдавала тоже она. Цифры есть в кассовой тетради, но копии тетради у меня нет. Мозговым центром предприятия был Юрий Михайлович. Антонина Михайловна в тонкости налогообложения и законодательства не вникала, а только подписывала документы. Хотя, конечно, общий принцип ей известен. Наверное, так и должно быть в нормальной семье. Из коллектива рабочих, а это около 15 человек, думаю, подробности знали только бухгалтер, я, Жуков и его жена.

На следующий день после смерти Юрия Михайловича из Таганрога на похороны приехала его родная сестра и поселилась в здании маслоцеха (который находился на правах аренды у Орел А.И.). Условия это позволяли: диван в отдельном кабинете, душ, кухня, туалет, кабинет с компьютером. ФЛП Орел А.И. в это время проживала (и сейчас живёт) в своей квартире.

Через пару дней после похорон сестра собрала коллектив работников и сообщила, что теперь она вступает в права наследования и будет здесь командовать. Работники сестру поддержали, отчасти потому, что все были уверены, что Орел А.И. не справится с управлением. Кроме того, там присутствовали два человека, которые никогда не работали у Жукова, но сразу «подружились» с сестрой - граждане Рыбак и Талдыкина.

В тот же день Орел А.И. пришла в арендуемое ею помещение маслоцеха, чтобы забрать крупную сумму денег, которую хранила в сейфе, ключ был только у неё. При жизни Юрий Михайлович уговорил жену хранить деньги именно там, мотивируя повышенной безопасностью. Для этих целей в сейфе была сделана отдельная ячейка, закрывающаяся на отдельный ключ. Жена не забирала эти деньги до приезда сестры, потому что была абсолютно уверена в работниках маслоцеха.

Сестра к этому времени уже была проинформирована о наличии в сейфе денег, на предприятии это не было секретом, и организовала «комиссию», которая начала производить ревизию наличных средств на предприятии. Меня уговаривали быть её «членом», мотивируя тем, что я «не последний человек на предприятии». Я отказался, так как не хотел участвовать в действиях, законная сторона которых мне как минимум не понятна. В «комиссию» вошли три бывших работника маслоцеха и двое сочувствующих со стороны. Сначала была изъята и пересчитана касса Орел А.И. Там было чуть больше 4 000 грн. Потом вся «комиссия» удалилась в комнату с сейфом. Также там присутствовал внук Орел А.И. от первого брака. Когда я шёл в бухгалтерию (комната соседняя с комнатой, где стоял сейф), через открытую дверь видел как бухгалтер пересчитывала крупную сумму денег. Через некоторое время я услышал шум борьбы в соседней комнате, после чего была вызвана полиция. Из разговоров с людьми, присутствующих там, а также из показаний бухгалтера, которые она давала при мне следователю по телефону, я сделал вывод, что полиции были даны ложные показания. Было заявлено, что денег не было вообще и бухгалтер в комнате не присутствовала. К сожалению, с материалами уголовного дела мне ознакомиться не удалось. Судя по содержанию постановления о закрытии криминального производства, показания впоследствии были изменены.

Дальнейшие события по этому делу развивались следующим образом. Дело закрыли, причем Антонина Михайловна узнает об этом от сестры мужа за неделю до реального закрытия. Полиция о закрытии ФЛП Орел А.И. не уведомила и копию постановления выдала лишь после обращения гражданки Орел. Антонина Михайловна обратилась в суд с заявлением о возобновлении уголовного дела. Несмотря на сильное противодействие прокурора и следователя, суд принял сторону жены и постановление о закрытии криминального производства отменил. Ухвала есть в едином реестре судовых решений.

Я остался работать у сестры, однако общаться с ней практически перестал. (Раньше я пытался их померить и перевести отношения в какое-то законное и просто человеческое русло).

Интересна и судьба работников участвовавших в данном инциденте. Один был уволен буквально через пару дней после событий. Бухгалтер теперь работает по 3-4 часа в месяц и стоит на бирже труда. Третий работник был назначен управляющим и руководил предприятием. Совсем недавно он умер от сердечного приступа. Никто из оставшихся работников официально на работу принят не был и все работали нелегально, без уплаты соответствующих налогов.

У ФЛП Орел А.И. остались договора аренды с Жуковым, в том числе на ёмкости с готовой продукцией, в которых хранилось около 10 тонн готового подсолнечного масла. Со смертью Жукова данные договора юридической силы не утратили. На следующий день после истории с деньгами дочка Антонины Михайловны вышла на работу продавать масло. Ей сестра покойного заявила, что масло, находящееся в арендованных ёмкостях, принадлежало Жукову и потребовала всю выручку с продажи отдавать ей. Орел А.И. такое положение дел не устроило и торговля была приостановлена. Сотрудники маслоцеха начали сливать масло из емкостей и продавать его прям из коридора маслоцеха, который в аренду сдан не был. Узнав об этом, Антонина Михайловна вызвала полицию, которая разбираться в ситуации не стала, а посоветовала решать вопросы в суде. Но ёмкости были опечатаны и торговля прекратилась.

Свидетелем следующего инцидента уже был лично я. Для оптимизации электроснабжения на объектах бывшего машзавода, купленных Жуковым, с Орел А.И. был заключён ещё один договор аренды и договор на поставку электроэнергии на эти объекты. Сестра покойного решила сдать имеющийся на объектах металлолом. Когда машина уже была наполовину загружена, дочка Антонины Михайловны приехала с инспектором энергонадзора для расторжения договора на поставку электроэнергии. Увидев картину погрузки металлолома, в очередной раз вызвали полицию, результат был такой же: металл возвращён назад, помещения опломбированы. Полиция составила какие-то бумаги и порекомендовала обратиться в суд.

Окончание этих историй следующее. Когда у Орел А.И. закончились деньги, а жить на пенсию в 1 300 грн. довольно не просто, она снялась с учёта как предприниматель, чтобы не платить налоги. Соответственно договора были расторгнуты и всё имущество (масло, металлолом) сестрой было быстро реализовано. Полиция данным вопросом заниматься не захотела, а на адвокатов денег Антонине Михайловне не хватило.

По разделу имущества сложилась следующая ситуация. Согласно законам Украины сестра является наследницей второй очереди, а гражданская жена - четвёртой. Поэтому бесспорной наследницей Жукова является сестра.

Однако гражданская жена имеет право на раздел совместно нажитого имущества. Жители посёлка поддержали Орел А.И., справедливо считая, что больше чем за двадцать лет совместной жизни она имеет право на долю в имуществе. Она стояла у истоков создания предприятия и даже закладывала свою квартиру для начала бизнеса. Юрий Михайлович, не имея стартового капитала, весь свой бизнес построил за счёт кредитов и заёмных денег. Он всегда отдавал долги и оставил безупречную кредитную историю. Адвокатом Орел А.И. был подготовлен иск о признании факта совместного проживания. Соседи жены составили акт, подтверждающий факт совместного проживания. У Жукова была своя квартира, в которой он не проживал. Соседями Жукова был составлен соответствующий акт, подтверждающий данные факты. Также достаточно много людей согласилось давать свидетельские показания. Однако судья сознательно затянул дело на несколько месяцев, после чего отказал в рассмотрении данного дела. Свидетели начали отказываться месяцами бестолково ездить по судам. Орел А.И. полностью морально раздавлена бюрократической системой. На моё предложение о подаче нового иска о разделе имущества она ответила отказом. Хотя я согласен был оплатить судебный сбор, а мой адвокат был согласен вести дело с оплатой по результату, а сроки исковой давности ещё не прошли. Ей уже за 60 и сил бороться с бюрократической (и, скорее всего, продажной) системой у неё уже нет.

В 2014 году, так как банки кредиты выдавать уже отказывались, Юрий Михайлович попросил у меня в долг крупную сумму денег, которую я собрал себе на старость, предполагая, что государство меня в старости не обеспечит. Деньги в долг я дал, хорошо зная честность Юрия Михайловича в данном вопросе. В ноябре прошлого года мною был подан иск о взыскании суммы долга с наследницы. Сейчас я сталкиваюсь с теми же проблемами. Судья В.В. Мигалевич идёт на поводу у ответчика и затягивает сознательно процесс, чем нарушает мои гражданские права, гарантированные мне Конституцией Украины и большим количеством других законов и нормативных актов. Любые мои протесты по этому поводу игнорируются. На данный момент я уже не сомневаюсь в решении суда.

Ситуация имеет большой резонанс среди жителей посёлка. Никто из них не сомневается, что все вопросы решались за деньги. Данные действия суда, прокуратуры и полиции сильно подорвали престиж Украинской власти вообще и только усилили сепаратистские настроения среди местного населения.»

Добавить комментарий