USD: 25.64   EUR: 27.25   RUB: 0.41
Метель

-1°C

Покровск

Метель

(099)778-69-78
(063)829-08-06
info@shkvarki.org
Шахтерские забастовки: сначала исчезло мыло, потом СССР Краеведческий музей города Междуреченск

Шахтерские забастовки: сначала исчезло мыло, потом СССР

В Ленте.Ру вспомнили, что 35 лет назад, в марте 1991 года начался последний раунд шахтерских забастовок, ознаменовавших окончательный развал СССР. Корреспонденты издания встретились с участниками тех событий в Воркуте и Кузбассе, которые поделились воспоминаниями и своими мыслями о том, были ли достигнуты требрвания шахтеров.
Началось все с банального мыла, которое шахтерам выдавали  вместе со спецовкой и портянками. На складах шахт его не стало. Не стало и в магазинах. Надо вспомнить, что в 80-е годы шахтерские регионы обеспечивались довольно сносно продуктами питания, а в 1989, когда и начались забастовки, в магазинах тоже стало пусто, стали вводить талоны на то же мыло, сахар  и тому подобное.
Все это и привело к забастовкам, которые охватили практически все крупные угольные бассейны страны. Требования были сначала экономическими, но потом стачкомы оказались втянуты в политические игры – с шахтерами заигрывали и старались перетянуть на свою сторону, они оказались  нужны многим: власти РСФСР, без пяти минут новой России — для противодействия центру, Межрегиональной группе и прочим демократическим силам — для борьбы с партаппаратчиками, появившимся новым профсоюзам — для стычек друг с другом и с официальным советским ВЦСПС.
Конечно, как и в любом революционном  или подобном ему  движении, к руководству продирались всевозможные проходимцы и крикуны, не отягощенные знаниями, зато умеющие складно говорить. Как вспоминает один из участников стачкома, «среди руководителей движения были те, кто, простите, с братом букварь скурил еще в третьем классе. Понимание крупного хозяйства, производственных отношений отсутствовало».
Шахтеры действительно добивались многого. Например,  аэропорт Новокузнецка  в Кемеровской области стал международным и заполучил четыре Ту-154М.
«По иронии судьбы, практически все требования горняков и их лидеров оказались выполненными, — вспоминает Аман Тулеев, губернатор Кемеровской области, в 80-е один из руководителей стачкома железнодорожников.-  И сегодня мы пожинаем плоды шахтерских забастовок 1989-1991 годов. Требовали забастовщики выхода России из СССР — получили распад Советского Союза в декабре 1991 года. В экономической сфере: добивались самостоятельности предприятий угольной отрасли? Требовали разрешить шахтам и разрезам устанавливать свои нормы выработки? Добились! Настаивали на том, чтобы отменить дисциплинарный устав, ликвидировать государственную горно-техническую инспекцию? Дескать, мешают работать. Сделали! Требовали не проверять, не ощупывать горняков перед спуском в забой на предмет наличия табака, зажигалок, спичек? Теперь не проверяют».
По мнению Амана Тулеева, в конечном итоге победы забастовщиков вылились в безудержную гонку за прибылью любой ценой, даже ценой человеческой жизни, и в преступное пренебрежение элементарными правилами безопасности. «Как следствие, — констатирует губернатор, — новые трагедии в шахтах, взрывы и похороны. За что боролись, на то и напоролись. Теперь уже новые поколения горняков протестуют против того, под чем слепо подписывались четверть века назад их отцы».
«Мы боролись за социализм с человеческим лицом, — объясняет Виталий Копасов, в 1980-х — начальник участка шахты "Центральная", вошедший в руководство стачкома Воркуты. — А напоролись на мурло, мерзкую харю капитализма. Показать бы тогда ребятам картинку 2016-го года — вы хотите так? Уверен, многие захотели бы остаться в 1989-м. Рабочий был более защищен, более уважаем, труд был в почете. Знали бы, к чему приведет — держались бы подальше от забастовочной деятельности».
А что в Украине? В 80-х бастующие шахтеры в Горловке говорили, что им 200 рублей нужно платить только за то, что они в шахту спускаются. На шахтах крутого падения – в Горловке, Енакиево и Дзержинске добились того, чтобы добывать уголь молотками. Это привело к повышению себестоимости – слишком высок оказался расход электроэнергии в  рыночных условиях. К началу АТО в Донбассе в Горловке оставалось четыре работающих шахты, которые еле-еле сводили концы с концами. Сейчас какая-то одна работает, остальные стоят.
Еще больших успехов добились горняки уже во времена независимости. При СССР все шахтеры выходили на пенсию в 50 лет при наличии минимум 10 лет подземного стажа. У кого было 10 лет, получал 120 рублей пенсии, 15 лет – 150 рублей, 20 лет стажа – 180 рублей.
Профсоюзы настояли на том, чтобы шахтеры основных профессий, ГРОЗы и проходчики,  выходили на пенсию при наличии 20 лет стажа. Так в Украине появились пенсионеры в 38 лет. Но то, что хорошо для отдельно взятого человека, не так уж позитивно влияет на общество. Возросла нагрузка на пенсионный фонд и, несмотря на то, что в шахтерских городах  уровень зарплат  выше среднего по стране, соответственно, и больше отчислений в пенсионный фонд, все равно, своих отчислений не хватает, и фонды в Донецкой области постоянно подпитывались из центра.
И странно, что правительство не озаботилось повышением пенсионного возраста для горняков. Есть ведь пример Казахстана, где шахтеры выходят на пенсию на общих основаниях, как и все – в 63 года.

Добавить комментарий