Исповедь шахтера из  «ДНР»: Не проходит и недели, чтобы кто-то из нас не  погиб

Исповедь шахтера из «ДНР»: Не проходит и недели, чтобы кто-то из нас не погиб

В редакцию сайта Shkvarki.org обратился житель города Амвросиевки, рассказав о трудностях шахтерской жизни в «ДНР».

«Уважаемая редакция Shkvarki.org, опубликуйте, пожалуйста, мое письмо, может, кто -нибудь сможет мне помочь.

Не знаю с чего начать, поскольку война спутала мне все планы. Родом я из города Амвросиевки, где по сей день и проживаю. У меня есть семья: жена и двое детей. Старший ребенок ходит в школу, а с младшим сидит жена. До войны я закончил университет и, работая по специальности, неплохо получал. С приходом новой власти, которую теперь называют «ДНР», все изменилось. Я потерял свою работу. Поэтому приходилось браться, за что придётся. Знакомые подсказали, где заработать деньги. В городе Кировском на «копанке» платили по пять тысяч гривен в месяц. Конечно же, я сразу согласился работать за такие деньги. (После того как семья месяц почти ничего не ела). Нас привозили в Кировское на место работы маршруткой. Поэтому указать точное нахождение частной шахты я не могу. Работали мы по 12 часов, а с учетом времени, необходимого, чт бы добраться домой, получалось двадцать. То есть, когда я добирался домой, оставалось четыре часа, за которые я должен был успеть поесть, помыться и поспать. На следующее утро снова нужно было идти на работу. Я не шахтер и не знаю, как должна выглядеть настоящая шахта. Но та дыра, в которую мы спускались, шокировала даже шахтеров с многолетним стажем. «Копанка» представляла собой наклонный тоннель полтора метра высотой и двести метров в глубину, по которому постоянно стекала угольная жижа. Большую часть своего времени я должен был проводить именно в ней, наполняя углем вагонетку, являющуюся единственным средством связывающим нас с поверхностью. Говорить о технике безопасности не приходится: не проходит и недели, чтобы кто-то из нас не погиб. Это мог быть обыкновенный обвал, поскольку за креплением никто не следит. Но большая часть людей банально умирала от отравления газом. Тех, которых не смогли откачать, мыли, одевали в их одежды и развозили по остановкам, на которых их брали. Уже мертвым в горло заливали полбутылки водки, а остальное зажимали в руку. Тем, кто этим занимался, за молчание платили по две тысячи гривен. За распространение этой информации грозили смертью не только работающим, но и их семьям.

Через неделю такой работы, я извините за подробности, стал ходить в туалет черным. Видимо угольная пыль попадала не только в легкие, но и в желудок. Отмыться не было сил – ванная, даже после третьего раза, была грязная. Благо, деньги платили за каждую отработанную неделю, что и мотивировало работать дальше еще и еще.

Люди менялись очень быстро – многие не выдерживали и бросали сразу. Другие могли отработать до увольнения целый месяц. Были и такие, которые приспосабливались и работали постоянно. Я не выдержал, когда передо мной погиб девятый человек.

Больше всего потрясает не сама смерть, а то, как потом его моют, одевают, заливают в глотку алкоголь, отвозят и бросают на остановке. В этот момент нападает неописуемая тоска и безысходность от того, что понимаешь: в следующий раз это можешь быть ты.

А еще заплаканные глаза жены, ждущей меня с работы и незнающей, вернусь ли я живым или нет.

В общем, я бросил свою «прибыльную» работу и сейчас остался ни с чем.

Мое высшее образование никому не нужно. Я устал слушать ответы типа: «Оставьте ваш телефон, мы вам обязательно перезвоним». Идти в ополченцы я не могу – убить другого человека я не в силах, даже за большие деньги. Живем мы вчетвером на мамину пенсию в две тысячи рублей. Цены в «ДНР» в 2,5, а иногда и в три раза выше, чем в Украине. «Гуманитарку» за полтора года получили всего три раза.

Сегодня я лишился возможности устроиться сторожем и получать пятьсот рублей в месяц (опередили пенсионеры).

В грузчики меня не берут – вешу уже 48 килограмм. Смеются – «Ты представляешь сколько тебе нужно поднять за день? Пятьдесят тонн, а ты весишь меньше, чем мешок.

Что мне делать? Как мне кормить семью и себя?

Я готов работать и за пятьсот рублей – ведь это десять буханок хлеба. Но таких как я в моем городе тысячи, а освободившиеся рабочие места расхватывают мгновенно.

По большому счету я уже ни на что не надеюсь. Живем сегодняшним днем. На «прекрасное» будущее не рассчитываем. Даже если завтра придёт Украина - в миг все не поменяется. Наблюдаю, как по очереди умирают мои соседи. Возможно, следующим буду я. А весной вместо города будет одно большое кладбище.

Ну а в остальном, как говорят некоторые очень упертые господа – «У нас все хорошо!» Освободились от хунты и наслаждаемся свободой.

Спасибо освободителям!

Уже сыты по горло свободой даже те, кто желали прихода «русского мира».

Добавить комментарий

Система Orphus